ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ

VESTNIK PERMSKOGO UNIVERSITETA. SERIYA FILOSOFIA PSIKHOLOGIYA SOTSIOLOGIYA

Выпуск 1 2022

Весь выпуск в формате PDF

IV. ПСИХОЛОГИЯ "ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ" (ТЕМАТИЧЕСКИЙ ВЫПУСК)

I. Философия

II. Психология

 III. Социология

Представлены результаты исследования толерантности к неопределенности у студентов
социально-гуманитарных направлений подготовки, различающихся по году обучения (1-, 2-,
3-й курс), направлениям обучения (государственное и муниципальное управление,
психология, клиническая психология, психология служебной деятельности, юриспруденция)
и степени выраженности толерантности к неопределенности (низкий, средний, высокий
уровень). Согласно полученным данным уровень толерантности к неопределенности у
обучающихся 1–3 курсов различается — первокурсники более толерантны к
неопределенности, чем студенты второго курса, которые в свою очередь более толерантны к
неопределенности, чем студенты третьего курса, что можно объяснить открытостью
студентов новому опыту на начальном этапе обучения и ориентацией на стабильность
данного процесса и психологический комфорт на более старших курсах. Менее всего
толерантны к неопределенности студенты-психологи разных направленностей. Показано, что
при положительном отношении к неопределенности у всех респондентов наблюдается
меньшая выраженность негативного фона настроения, чувствительности, тревожности и большая выраженность позитивного эмоционального настроения, активности, инициативности, коммуникабельности, желания быть в центре внимания и готовности к
разрешению проблем социально приемлемыми способами. При этом, чем более выражена 
толерантность к неопределенности, тем менее нейротичны студенты государственного и
муниципального управления и психологии служебной деятельности, тем менее эмоционально
чувствительны студенты-юристы и клинические психологи, тем более экстравертированы студенты-психологи и клинические психологи. Установлено также, что наиболее существенный совместный вклад в исследуемый феномен вносят обобщенные показатели (факторы) акцентуаций характера, особенно в группе клинических психологов.
Следовательно, в работе прослеживаются особенности толерантности к неопределенности у
студентов социально-гуманитарных направлений подготовки. Данная проблема востребована
в науке и практике, отвечает современным тенденциям развития профессиональной сферы, но
остается недостаточно изученной. Наша работа позволяет расширить знание о толерантности к неопределенности как сложном личностном конструкте.
Ключевые слова: толерантность к неопределенности, толерантность к двусмысленности,
копинг-стратегии, акцентуации характера, студенты, социально-гуманитарные направления
подготовки.

Исследуются психологические особенности точности восприятия. Измерение перцептивной
точности осуществлялось с помощью воспроизведения заданного экспериментатором образца
правой и левой рукой испытуемого в разных психоэмоциональных состояниях, а именно: от
состояния спокойного бодрствования до состояния психоэмоционального напряжения.
Актуальность работы обусловлена необходимостью снижения перцептивной ошибки при
воспроизведении образца в разных условиях обучения, в том числе стрессовых. С этой целью
испытуемым предлагалось воспроизвести заданный экспериментатором образец в состоянии
спокойного бодрствования, в стрессовой ситуации и непосредственно после пережитого
стресса. Под стрессовой ситуацией понималась ситуация сдачи студентами экзамена до того,
как он «вытянул» экзаменационный билет. Ситуация после пережитого стресса представляла
собой повторение измерений в ходе воспроизведения заданного образца непосредственно
после ответа студента на экзамене. Измерение точности воспроизведения заданного образца
осуществлялось с помощью специально созданного прибора, позволявшего сгенерировать
общую ошибку в течение заданного времени. В эксперименте приняли участие пятнадцать
студентов Смоленского государственного университета психолого-педагогического
факультета. По результатам исследования установлено, что точность воспроизведения
образца зависит от психоэмоционального состояния обучающегося. Состояние спокойного
бодрствования является оптимальным для точного тензометрического воспроизведения
заданного образца. Психологические особенности переноса тензометрических навыков рук
связаны с особенностями психоэмоциональных состояний и не являются элементарными
операционными действиями. Характер распределения результатов точности воспроизведения
образца правой и левой рукой испытуемым в разных психоэмоциональных состояниях
оказался различным. Точность воспроизведения образца правой рукой в состоянии
психоэмоционального напряжения ниже, чем в состоянии спокойного бодрствования.
Погрешность воспроизведения образца левой рукой в состоянии психоэмоционального
напряжения, наоборот, ниже. Полученные данные могут быть использованы в
психодиагностике для уточнения особенностей переживания психоэмоциональных состояний
испытуемых.
Ключевые слова: сенсорный эталон, перцепция, точность восприятия, ошибка
воспроизведения, перенос навыка, сознание.

В ситуации сосуществования противоречивых трактовок понятий знака и символа
рассматривается ряд подходов к их различению, чтобы выбрать наиболее удачный. Перед тем
как перейти к самим подходам, автор обращается к понятиям знака, смысла и значения и
приходит к выводу, что одной из причин неясности соотношения знака и символа является
следование за пониманием знака и значения у Фреге. Чтобы представить проблему вне его
теории, определяется знак как не более и не менее чем то, в чем есть смысл, а также
расширяется понимание значения путем введения понятия действительной ситуации. Затем
указывается на то, чем знак или символ являться не могут, на основе анализа предложенных
пониманий первого, а также особенностей категории смысла. В ходе рассмотрения различных
подходов к различению знака и символа автор приходит к выводу, что наиболее
перспективным из них является выделение особого символического смысла. Несмотря на то
что и знак, и символ в случае, если их все же удастся разграничить, будут одинаковы на
уровне самого наличия смысла, есть возможность выделения особого, символического
смысла исходя из его глубины или возвышенности. Однако эти понятия туманны, поэтому
необходимо сначала определить четкий критерий, позволяющий выявлять этот
символический смысл среди прочих смыслов, не прибегая при этом к сужению понятия знака
для искусственного создания символического в оставшемся после такого сужения пустом
пространстве смысла.
Ключевые слова:
знак, символ, смысл, значение, соотношение знака и символа,
символическое.

Культура есть синтетическая характеристика уровня развития человеческой сущности,
проявляющаяся в деятельности человека и результатах этой деятельности, к коим относится и
философия. Но философия не «рядовой» компонент культуры, это «квинтэссенция
человеческой культуры» (Маркс). Сложность в понимании человека как универсального
социального существа и многогранность его деятельности являются факторами,
определяющими дискуссии в трактовке сущности философии, ее задач, функций и роли в
общественной жизни. Философия, по известному определению Гегеля, есть эпоха,
выраженная в мыслях. Чтобы познать эпоху или конкретное общество, необходимо изучить и
понять его философию, поскольку она является индикатором состояния существующей
социальной реальности. Исторический процесс является выражением развивающейся
человеческой сущности, проявляющейся и в развитии самой философии. Однако этот процесс
имеет противоречивый, неоднородный характер, где мощные подъемы чередуются с
кризисами, дающими о себе знать и в самой философии. Но состояние последней не является
простым зеркальным отражением характера процессов, происходящих в социальной
реальности. Здесь, как свидетельствует история, существует взаимная обусловленность.
Философия может способствовать углублению кризисных тенденций в общественной жизни,
но может и помочь вывести общество из глубокого кризиса и даже изменить вектор его
исторического движения.
Ключевые слова: философия и социальная реальность, кризис цивилизации, интеллектуальный кризис современного общества, деперсонализация десубъективизация социальных индивидов, постмодернизм.

После того как японский ученый Масахиро Мори впервые столкнулся с феноменом,
названным им «Зловещей долиной», предпринималось множество попыток объяснить это
явление. Тем не менее и сегодня «Зловещая долина» остается проблемой не только для тех,
кто по роду своей деятельности сталкивается с ней в техническом производстве, —
инженеров-робототехников, программистов и дизайнеров антропоморфных роботов, но и для
философии (в частности, философской антропологии и онтологии). В настоящей статье
авторы не столько предлагают объяснение этого феномена (эта работа преимущественно
остается делом психологов, социологов и философов, исследующих человеческую
ментальность), сколько демонстрируют программу включения этой проблемы в схемы
некоторых современных онтологий. Следуя за Тимоти Мортоном, рассматривающим
«Зловещую долину» в книгах «Гиперобъекты. Философия и экология после конца мира»,
«Стать экологичным» и ряде статей, авторы предприняли попытку продемонстрировать
недостаточность как «классических», нововременных, подходов к анализу технического и его
взаимодействия с людьми и, далее, — способа выстраивания технических практик,
являющегося их результатом, так и инструмент-анализа М. Хайдеггера, предложенного им в
«Бытии и времени». В статье демонстрируется, что проблема «Зловещей долины»
представляет собой только один из примеров онтологического разрыва, основание для
которого было заложено Модерном, и что ее разрешение возможно, следовательно, только
путем ее рассредоточения в более широкой онтологической проблематике технического.
Осуществление такого «рассредоточения» как в теоретическом аспекте онтологии, так и в
аспекте преобразования наших практик — повседневных, мыслительных и производственных
— может стать одним из краеугольных камней в фундаменте будущего сосуществования
людей и не-людей.
Ключевые слова: «Зловещая долина», человеко-машинное взаимодействие, инструмент-
анализ, М. Хайдеггер, онтологический разрыв, объектно-ориентированная онтология,
гиперобъекты, Г. Харман, Т. Мортон.
Ник Фьюри:
— Так что же ему нужно?
Капитан Америка:
— Стать совершеннее. Быть лучше нас. Он штампует тела.
Тони Старк:
— По нашему подобию.
Заметьте, биологически,
человек как модель устарел,
но он придерживается канона.
х/ф «Мстители: Эра Альтрона»

Цель статьи — анализ процесса управления человека собственным природным началом.
Показано, что его возможность вытекает как из общего способа бытия человека, так и из
диалектической субординации собственно человеческого (социального, культурного) и
природного начал, в соответствии с которой второе является включенным и зависимым от
первого фундаментом. С другой стороны, очерчиваются пределы данного управления: далеко
не вся природа в человеке испытывает социальную детерминацию, сохраняется ее широкая
автономия, подчиненность фундаментальным естественным законам. Взаимодействие
социального и природного строится на реципрокной ко-детерминации, поэтому человек,
управляя природным началом, по принципу обратной связи будет де-факто влиять на самого
себя. Вновь актуализируется проблема сохранения человеческой сущности, поддержания ее
целостности. Новизна работы заключается в том, что управление природным началом
связывается с феноменом аутопоэзиса: человек на новом уровне реализует эту общую для
живого тенденцию активного «самотворения». Вместе с тем критически важно, чтобы это был
аутопоэзис с «человеческим лицом»: данное управление должно быть рационально
обосновано, направлено на актуализацию природного потенциала, уже заложенного в
человеке. Центральным является вопрос о субъекте управления: в первом приближении им
является индивид ввиду неотчуждаемости собственного витального начала, т.е. речь идет о
своего рода самоуправлении. Однако это не отменяет наличия надындивидуальных
субъектов, контролирующих такое управление (реализующих «управление управлением»),
в т.ч. в аспектах его антропологической и социальной приемлемости. Наличие сильных
правовых и моральных регуляторов, учет аксиологической составляющей, а также признание
фундаментального факта, что управление природным началом — это не самоцель, а средство
для более полной и всесторонней самореализации человека, только часть его целостного
аутопоэзиса, позволит последнему сохранить гуманистическую направленность.
Ключевые слова: человек, природа, управление, аутопоэзис, субъект, гуманизм,
гуманистический аутопоэзис, коэволюция; ко-детерминация.

Рассматривается феномен религиозной идентичности молодых мигрантов-мусульман,
проживающих в городе Казани. Автор исходит из позиции, что религиозная идентичность
представляет собой трансформирующийся феномен, подверженный влиянию как личного
опыта индивида, так и исторических факторов и социальных изменений. В качестве значимого
фактора трансформации религиозной идентичности индивида выступает миграция. В
исследовании процессов, происходящих в структуре религиозной идентичности мигрантов-
мусульман, автор опирается на работу Л. Пик в контексте мусульманских общин в Северной
Америке, выделяя три формы религиозной идентичности, последовательно сменяющих друг
друга, — приписываемую, избранную и декларируемую, когда на каждом этапе религиозность
становится более глубокой, а исполнение религиозных практик более осознанным. На основе
зарубежной методологии автором проведено качественное исследование методом глубинного
интервью, целью которого явилось выявление основных стадий трансформации религиозной
идентичности мигрантов-мусульман, проживающих в Татарстане. В ходе исследования было
установлено, что трансформация религиозной идентичности молодых мигрантов-мусульман,
проживающих в Казани, также проходит следующие стадии — приписываемую, избранную и
декларируемую, когда первая обеспечивается первичной социализацией в среде с подавляющим
большинством населения, исповедующего ислам, и воспринимается как нечто само собой
разумеющееся, не вызывая вопросов и рефлексии, вторая — по мере взросления индивида,
трансформируясь из приписанной под воздействием рефлексии, влияния внешнего окружения и
личного выбора, третья — в связи с эмиграцией в условиях нового принимающего общества —
и может иметь как характер отрицания, так и ярко выраженного утверждения собственной
религиозности, претерпевая относительно небольшие изменения в течение жизни человека.
Ключевые слова: религиозная идентичность, приписываемая религиозная идентичность,
избранная религиозная идентичность, декларируемая религиозная идентичность, ислам,
мусульмане, мигранты

Социально-экономическое развитие любой монотерритории главным образом зависит от
жизни градообразующего предприятия, и именно это делает моногород уязвимым, особенно в
кризисное время. В такие периоды в моногородах ухудшается социальное самочувствие
населения, усиливаются протестные настроения, повышается социальная напряженность, что
может привести к открытым формам конфликта. Основная проблема заключается в
своевременном выявлении таких потенциально опасных очагов социального взрыва. По этой
причине важно отслеживать изменения социальных настроений жителей этих территорий с
целью определения и регулирования факторов социальной напряженности. В качестве
гипотезы было выдвинуто предположение о том, что социальные настроения жителей
монотерриторий зависят от сложившейся социально-экономической ситуации: в моногородах
со стабильным положением настроения более оптимистичные, в моногородах с наиболее
сложной ситуацией — пессимистичные. Для оценки настроений в моногородах Хакасии был
проведен опрос среди жителей этих территорий (n = 1000). Результаты подтвердили основную
гипотезу исследования: действительно, в моногородах с наиболее сложным экономическим
положением социальные настроения более упадочные. Об этом свидетельствуют негативные
оценки своей жизни, низкая удовлетворенность, отсутствие перспектив улучшения, а также
иждивенческая психология, которая выражается в ожидании помощи со стороны государства.
В моногородах, пока только находящихся в зоне риска, несмотря на более напряженную
ситуацию на рынке труда, социальные настроения оптимистичнее, что, возможно, связано с
более привлекательными условиями жизни. Однако, согласно полученным результатам, более
существенное влияние на социальное настроение оказывают не столько количественные
показатели уровня жизни, сколько субъективные оценки своей жизни, что свидетельствует о важности не-экономических механизмов регулирования факторов социальной напряженности, которые могли бы быть более эффективными, особенно в кризисное время.
Ключевые слова: моногород, монотерритория, социальное настроение, градообразующее
предприятие, Хакасия.

Л.С. Выготский считал, что научное психологическое исследование невозможно без опоры на
научную традицию, которая позволяет учесть основное содержание накопленного научного
знания. Следует признать, что работа по сохранению и развитию отечественных научных
психологических традиций ведется во многих научных центрах современной России. Однако
интеграция этих исследований остро необходима. К числу усилий по такой интеграции можно
отнести и данный тематический выпуск по истории психологии. Ряд известных авторов из
Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля представили здесь свои работы, в которых
рассматриваются вопросы о новых или редких в историко-психологической науке методах,
новых подходах, интерпретациях и оценках научного прошлого, временной дистанции,
положении истории психологии как учебной дисциплины.
Ключевые слова: история психологии, новые методы, подходы и интерпретации в истории
психологии.

Статья посвящена обсуждению важных методологических проблем современной истории
психологии. Утверждается, что история психологии в России сформировалась как отдельная
область научно-психологического знания, исследованиями нескольких поколений ученых
разработаны методологические основы истории психологии. Отмечается, что, несмотря на
достигнутые успехи, в современной отечественной истории психологии существуют
нерешенные методологические проблемы, следствием чего является отсутствие полноценной универсальной истории психологии, удовлетворительно объясняющей развитие психологической науки и характеризующей ее перспективы. Подробно обсуждаются идеи построения и разработки истории психологии, которые были предложены российским
ученым М.С. Роговиным в 1960-е гг. Констатируется, что историко-психологическая
концепция М.С. Роговина осталась недооцененной, кроме того, иногда она трактуется
неправильно. Историко-психологическое знание М.С. Роговиным рассматривается как
единство предметного и методологического знания, а сама психология включает в себя три
различных, но взаимосвязанных содержания: донаучное, философское и научное, которые
взаимодействуют на всем протяжении истории психологии. Роговин выделяет внешнюю и
внутреннюю историю психологии, рассматривая ее как динамику психологических понятий и
тех условий, которые ее направляют. Роговин является основателем понятийного анализа в
отечественной истории психологии, сама динамика понятий рассматривается им на трех
уровнях (факты как показатели движения психологических понятий; внутренние
взаимоотношения психологических понятий, их самодвижение, связанное с
функционированием определенных психологических механизмов; динамика понятий внутри
теоретических систем современной психологии). Нами условно впервые выделяются этапы в
творчестве М.С. Роговина. На третьем этапе (с 1970-х гг.) ученым разрабатывается
структурно-уровневый подход к исследованию психики. Анализируются некоторые
положения теории М.С. Роговина, важные для разработки нелинейной (уровневой) истории
психологии. Утверждается, что идеи, высказанные им, имеют эвристическое значение для
разработки истории психологии в будущем. С опорой на идеи М.С. Роговина возможен
переход к построению истории психологии, базирующейся на уровневой трактовке предмета
психологии, оцениваются перспективы данного подхода.
Ключевые слова: история психологии, методология истории психологии, единство
методологии и истории, М.С. Роговин, структурно-уровневый подход к истории, эволюция
предмета психологии.

 

Обсуждается роль истории психологии в поиске адекватных путей решения
методологических проблем психологической науки. Новейшие исследования сознания, в
которых сочетаются скрупулезное изучение анатомии и физиологии мозга с помощью
современных технологий и интроспективные отчеты носителя сознания, мало чем отличаются
в своих методологических основаниях от исследований более чем столетней давности,
подвергнутых аргументированной критике Л.С. Выготским и другими представителями
культурно-деятельностной психологии за картезианский дуализм. Разведение Л.С. Выготским
переживания и собственно научного знания дает основание критически отнестись к
утверждению некоторых представителей и сторонников аналитической философии о
невозможности научного постижения сознания, отождествляемого ими с субъективной
реальностью. Сравнительный историко-психологический анализ идей Б. Спинозы,
А.Н. Леонтьева и Э.В. Ильенкова приводит к выводу о том, что А.Н. Леонтьев в построении
теории деятельности ориентировался не на победивший в СССР вариант марксизма
(«диамат»), а на положения аутентичного марксизма, рассматриваемого философами круга
Э.В. Ильенкова как продолжение и развитие спинозизма. Созданное на этой философской
основе учение школы А.Н. Леонтьева о деятельности как особой субстанции, а сознания (и
психики в целом) — как функции этой субстанции, подтверждаемое многочисленными
эмпирическими исследованиями и практикой формирования сознания в онтогенезе,
представляет собой достойную альтернативу зашедшим в методологический тупик
картезиански ориентированным исследованиям сознания в современных когнитивных науках.
Показана также роль архивных изысканий для уточнения происхождения и первоначального
значения используемой в психологии терминологии. Так, на основе изучения стенограмм
дискуссий 1948 г. по книге А.Н. Леонтьева «Очерк развития психики» установлено, что
словосочетание «трехчленная схема анализа» исходно встречается в выступлениях
оппонентов Леонтьева, тогда как данная терминология, впоследствии использованная им
самим в книге «Деятельность. Сознание. Личность», только запутывает дело и не позволяет 
адекватно понять нетривиальный взгляд школы А.Н. Леонтьева на деятельность как
субстанцию сознания. В заключении делается вывод о том, что особое внимание в мировой
науке к историческому наследию создателей культурно-деятельностной психологии
обусловлено ее специфической методологией, что делает ее «наукой будущего» и требует, в
свою очередь, новой историко-психологической и теоретической рефлексии.
Ключевые слова: история психологии, аналитическая философия, сознание, психофизическая
проблема, картезианство, спинозизм, марксизм, деятельность, субстанция, культурно-
деятельностная психология, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Э.В. Ильенков.

 

Профессиональные историки психологии не часто изучают биографии как таковые,предпочитая ограничиваться вводным биографическим очерком, и сосредоточиваются на анализе научных произведений, доминирующих теорий и методологий
в определенный исторический период. История идей представляется более важной, чем
история человека науки. Однако полностью абстрагироваться от субъекта научного познания
неправильно. От человека зависит судьба идей, их развитие и внедрение в общественное
сознание и практику. В гуманитарных науках человеческое измерение научного познания
особенно отчетливо выражено. Здесь научные теории, конкретные исследования столь
личностны, что сближают науку с искусством. Биографические исследования жизни и
деятельности, таланта и характера ученого имеют свое законное место в науковедении, а
также в историко-психологической науке. Эти исследования стремятся стать
психобиографическими, обращаются к психологии субъекта научного познания. Предметом
нашего исследования являлась творческая индивидуальность и жизненный путь лидера
Петербургской научной школы советского периода Б.Г. Ананьева. Его деятельность зависела
от конкретных социально-исторических ситуаций, запросов общества и государства, но тем
не менее была осуществлена вопреки историческим препятствиям. Жизнь и научная
деятельность ученого были внутренне мотивированы. Биография показала значимость
возраста ученого как фактора творчества и социального, гражданского поведения. С этой
точки зрения можно увидеть такие качества личности, как энергия старта в юности,
увлеченность и изменение отношения к времени жизни в связи с возрастными и
индивидуальными особенностями. В конце жизни Б.Г. Ананьев вопреки физическим недугам
ускорял темп деятельности, стремясь успеть достичь заветных целей в научном познании. Во
многом это ему удалось. Со временем масштаб его вклада в психологию становится все явнее.
Перспективность идей и исследований ученого подтверждается и в XXI в.
Ключевые слова: Б.Г. Ананьев, три измерения научного развития, психобиография ученого,
биографическая психология, особенности психобиографического исследования.

Делается попытка привлечь внимание к проблеме дефицитарности историко-психологических
исследований постсоветского периода отечественной психологии. По результатам анализа
содержания учебных пособий, диссертационных исследований и других научных изданий
констатируется недостаточная освещенность фактологии, персоналий, событий и факторов
становления психологической науки, практики и образования в рассматриваемый период.
Указывается на разрозненный характер имеющихся данных в работах, посвященных отдельным
персоналиям или предметным областям. Выделены публикации, где имеются важные заделы
для разработки историографических вопросов. Показано, что историография отечественной
психологии в последние десятилетия была преимущественно сфокусирована на задачах
переоткрытия и переосмысления дореволюционного и советского периодов. Выдвигаются
предположения о детерминантах историографической лакуны рассматриваемого периода, среди
которых — иллюзия современности в адрес последних трех десятилетий; историко-политическая незавершенность рассматриваемого периода; методологическая и аксиологическая неготовность психологического сообщества к целостному,
непредубежденному и мультивариативному обсуждению периода. Задачами целостной
панорамной историографии постсоветского периода называются: выделение основных черт
контекста, факторов влияния, событий, микропериодов и ведущих персоналий периода;
обозначение основных институциональных изменений в организации науки, психологическом
образовании и практике; систематизация основных достижений и потерь, новообразований и
противоречий. Для решения поставленных задач помимо обращения к традиционным методам
документального анализа предлагается активнее использовать методы автобиографирования и
интервьюирования живых свидетелей постсоветского периода. Трудностями историографии
периода выступают: неопределенность временной глубины «начала истории»; необходимость
обоснования статуса события за избранными историческими моментами; важность выбора
собственно исторической, аксиологической и методологической оптик анализа и обобщения;
признание возможности альтернативных версий истории в множественных интерпретациях
фактов и персональных оценках современников.
Ключевые слова: историография, история психологии, постсоветская психология, будущее
психологии.

На основе анализа современных отечественных историко-психологических исследований
выявлены две важные тенденции — рефлексия теоретико-методологических оснований и
использование наукометрических методов в работах по истории психологии. Представлены
результаты анализа динамики российских диссертационных исследований, содержащих в
названиях категории «темперамент» и «характер», за период 1992–2018 гг. Всего
проанализированы данные 128 диссертаций, защищенных в Российской Федерации в
указанный период в названиях которых используются категории «темперамент» и «характер».
Для структурирования тематической направленности этих диссертаций (в соответствии с
требованиями системного описания любого объекта В.А. Ганзена) использовались следующие
элементы (единицы) классификации — феноменология; разновидости (типы, виды); структура
и составляющие элементы; объект как подструктура; взаимосвязь объекта с другими
явлениями; изменчивость и динамика объекта; факторы, влияющие на состояние объекта;
методы воздействия на объект; диагностика состояния объекта; история изучения. Приведено
описание и структурирование сформированных авторами массивов данных по указанным
работам с учетом изучаемых выборок и центров подготовки таких диссертаций, их
тематической направленности и научных специальностей. Исходя из анализа количества 
подготовленных и защищенных диссертаций выявлена динамика (по трехлетним периодам)
развития тематического пространства, включающего обозначенные категории. Сопоставлена
динамика диссертаций по психологическим наукам и педагогическим наукам по тем же
трехлетним периодам, проведен сравнительный анализ относительных показателей подготовки
диссертаций по психологическим наукам с указанными категориями в названиях и других
научных трудов. Зафиксирован стабильно низкий интерес современных российских
исследователей к изучению этих категорий. Анализ данных о диссертациях, подготовленных в
советский период, позволил сделать вывод о том, что категория «темперамент» активно
разрабатывалась именно в то время (до 1992 г.). Сформулированы некоторые ограничения в
применении количественных методов, выявленные в исследовании.
Ключевые слова: метод подсчета числа публикаций, сравнительный метод, отечественные
диссертации, темперамент, характер, индивидуальность, наукометрия, библиометрия,
проблемологический подход, Б.Г. Ананьев, В.А. Ганзен.