ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. СОЦИОЛОГИЯ

VESTNIK PERMSKOGO UNIVERSITETA. SERIYA FILOSOFIA PSIKHOLOGIYA SOTSIOLOGIYA

Выпуск 2 2022

Весь выпуск в формате PDF 

I. Философия

II. Психология

 III. Социология

Исследуется значение чистого понятия «природа», встречающегося в черновиках Ницше 1881 г. и ассоциированного с проектом возращения «смысла земле». Как правило, данное понятие и его историко-философские следствия оказываются вне поля зрения исследователей философии Ницше и ницшеанства. Это упущение затмевает некоторые важные линии генезиса современных философских онтологий, во многом обусловленных расколом в толкованиях природы после эпохи романтизма. Одна из стратегий этого раскола воплощается в философии Ницше, а через него в поэтических онтологиях XX в. Исследование, предпринятое в данной статье, в первую очередь исходит из текстов Ницше 1881–1882 гг., когда оформилась идея вечного возвращения, и далее реконструирует место чистого понятия «природа» в общем контексте творчества мыслителя. Помимо работ самого Ницше анализируются ключевые толкования, осуществленные в середине и второй половине XX столетия. В этом смысле наибольшее внимание уделено текстам М. Хайдеггера и Ж. Делёза, но также В. Кауфмана, П. Клоссовски, Р. Сафрански, П. Слотердайка и К. Лёвита. Следствием этой герменевтической и сравнительно-аналитической работы стало рассмотрение чистого понятия «природа» как «смысла земли» через единство трех концептов — дионисийского миросозерцания, вечного возвращения и воли к власти. В заключение делается вывод о том, что осмысленное таким образом понятие «природа» в качестве непосредственной экспрессии существования противопоставляется абстрактности классической новоевропейской концепции природы («natura»). Иными словами, это онтология «броска костей», т.е. онтология случая, освобождающего единичное от рефлексивной опосредованности.

Ключевые слова: Ф. Ницше, природа, непосредственное, смысл земли, дионисийское, вечное возвращение, единичность, бросок костей, случай, воля к власти, пафос, импульс, романтизм.

Предложена аналитическая реконструкция интерпретационной стратегии немецкого философа Х.Г. Гадамера, связанной в его раннем творчестве с феноменологической интерпретацией диалога «Филеб». Аналитическая реконструкция феноменологической интерпретации диалога Платона «Филеб», осуществленная Х.Г. Гадамером, необходима для понимания развития взглядов создателя «герменевтической Библии XX века». Исследование феноменологической интерпретации диалога у раннего Х.Г. Гадамера позволяет определить концептуальное различие вопроса о генеалогии удовольствий, поставленной в философской мысли XX в. Содержательным моментом реконструкции интерпретационной стратегии Х.Г. Гадамера становятся концептуальное определение отношения к этической традиции, восходящей к Аристотелю, и динамическое понимание проблемы соотношения удовольствия и разума в человеческой жизни. На примере герменевтической структуры понятия «благо» выделяется диалектическое различие между этосом и праксисом, рассматриваемое в контексте текстологического наследия Платона и Аристотеля. Выделено значение генетической концепции В. Йегера на постановку герменевтической проблемы у Х.Г. Гадамера. Анализируются экзистенциальные аспекты в феноменологической интерпретации Х.Г. Гадамера, восходящие к концепции «жизненного мира» у позднего Э. Гуссерля. Прослеживается развитие концептов «герменевтический опыт» и «герменевтический круг» на ранней феноменологической стадии развития идей Х.Г. Гадамера. Реконструкция диалектического анализа соотношения единого и многого в диалоге «Филеб», предложенная Х.Г. Гадамером, проводится в контексте онтологических положений М. Хайдеггера. Обосновывается положение, что диалектическое различие родов удовольствия, вытекающее из платоновского различия души и тела, необходимо рассматривать как концептуальное отличие феноменологической интерпретации Х.Г. Гадамера от генеалогии телесности, идущее в европейской философии от Ф. Ницше к М. Фуко.

Ключевые слова: аналитическая реконструкция, генеалогия, герменевтика, гедонизм, Благо, диалог, диалектика, интерпретация, интерпретационная стратегия, онтология, удовольствие, феноменология, этика.

Если философия есть эпоха, выраженная в мыслях, то мировоззрение цивилизации, находящейся в кризисе, не может не быть в состоянии кризиса. О том, каковы особенности философии, находящейся в кризисе, говорилось в нашей первой статье. Цивилизация — это сообщества, их элиты, определенные типы социальных индивидов, сформировавшихся под влиянием потребительского общества и по дегуманизированным образовательным учебным программам образовательных учреждений. Какова связь модных современных философских течений, представляющих кризисные тенденции мировой философии, и интересов глобальных инациональных элит, определяющих экономическую и образовательную политику в мире и в нашей стране? Для вывода цивилизации из кризиса и поиска адекватных ответов на современные глобальные вызовы общество остро нуждается в философии, обладающей солидным эвристическим и гуманистическим потенциалом. Поэтому сегодня не может дискутироваться вопрос — преподавать философию в вузе или не преподавать. Проблема заключается в том, что цивилизация, находящаяся в кризисе, не может быть спасена философией, которая порождена этим кризисом и к тому же проникла во все сферы общественной жизни, в том числе и в образование. Помимо постмодернизма, который в последние тридцать лет стал чуть ли не повальным увлечением молодых российских преподавателей и исследователей, у нас в стране много сторонников учения Гуссерля, Хайдеггера и других западных мыслителей, представляющих неклассические течения в философии. В этой связи актуальным сегодня является вопрос, какую философию преподавать в вузе и как это сделать в то отведенное реформаторами от образования время, чтобы сформировать личность, которая обладала бы социальными качествами, позволяющими противостоять современным вызовам и угрозам.

Ключевые слова: философия, постмодернизм, глобализация, образование, коммерциализация, дегуманитаризация, дегуманизация, Парижская декларация ЮНЕСКО, преподавание философии, учебный процесс, социальные качества личности.

Научный интерес статьи лежит в плоскости философской антропологии, — исследования человека как сложной открытой самоорганизующейся системы, где одним из ее составных качеств, предположительно, является театральность. Автор полагает, что театральные техники, применяемые человеком в повседневной жизни, помогают ему приспособиться к жизни в социуме, к другим и к самому себе. Театральность предстает своеобразным механизмом выживания и способом адаптации к внешним и внутренним вызовам. Будучи на виду, этот удивительный механизм социальной коммуникации до сих пор остается некоторым образом сокрытым, исследованным обильно, но фрагментарно. Сложно отследить генезис формирования феномена театральности человека, трудно понять механизм и цель повседневного театрального его поведения. Игра и театральность как феномены тесно переплетены между собой, но не равны друг другу. Игра не предполагает нарушения правил, в то время как «театральный человек» нарушает правила тогда, когда это ему нужно. Среди элементов театральной природы человека можно выделить притворство, представление, манипуляцию, артистизм, хитрость, прагматизм, а также внушение. Внушение предстает как феномен, весьма распространенный в общественной среде. Оно обладает вирусным потенциалом, является своеобразной «психической заразой» для мозга. Театральный человек стремится задействовать внушение для достижения прагматических целей, в связи с чем сама театральная природа приобретает вирусный потенциал. Размышление о вирусном потенциале внушения («психической заразы») способствует более глубокому анализу вирусного потенциала театральной природы человека, которая не может не опираться на непреодолимую тягу к внушению, понимая и принимая его силу при достижении желаемого.

Ключевые слова: театральный человек, Игра, манипуляция, артистизм, прагматизм, вирус, психическая зараза, мимесис, мем, внушение.

В современном обществе общественно-политические движения все чаще обращают на себя внимание по мере все большего вовлечения людей в политическую активность. Эти процессы становятся объектом анализа многочисленных социологических, политологических исследований. К сожалению, в современной социально-философской литературе общественно-политическим движениям уделяется немного внимания. Приходится констатировать, что сегодня нет даже устоявшегося социально-философского определения данного феномена. В рамках данной статьи предлагается вариант разработки такого определения через концепт отчуждения, поскольку политика и ее институты, включая общественно-политические движения, появляются как результат отчуждения человека от своей родовой сущности, от самого себя. При этом в статье демонстрируется также, что отчуждение является не только ключевой причиной появления данных движений, но и через это проявление в конечном счете — их главной (но не всегда осознаваемой) целью: всякое движение стремится снять его хотя бы частично. В этом смысле все общественно-политические движения объективно стремятся к уничтожению условий для существования общественно-политических движений. Однако реализация данного стремления может вести как к социальному прогрессу, понимаемому как увеличение многообразия человеческих сущностных сил, усложнение человека, так и — к регрессу, содержательному обеднению человека.

Ключевые слова: общественно-политические движения, отчуждение, сущность человека, капитализм, прогресс, регресс.

Вооруженные нападения учащихся на образовательные учреждения с целью массовых убийств («скулшутинг») исследуются посредством обращения к понятию трансгрессии, определяемому как преодоление внешних и внутренних пределов личности. Скулшутинг рассматривается как деструктивный вариант такого трансгрессивного акта. Авторы исходят из того, что существенным социальным фактором, обусловливающим эту деструктивную трансгрессию, является потеря образованием автономности вследствие его подчинения интересам экономики и политики. Соответственно, образовательная среда утрачивает собственные институциональные границы. Оценка достижений учеников формируется опосредованно: через рейтинг коммерциализации учебного заведения, когда ключевую роль начинают играть не знания и компетенции учащихся, а капитал спонсоров или родителей. Молодежь фактически втягивается в соревнование с профессиональными участниками общественного разделения труда, не обладая при этом их экономической автономностью. Теряя преимущества своей возрастной группы, учащиеся в ситуации искусственно заданной беспомощности испытывают не только отторжение от системы образования, но и агрессию как ее закономерное следствие, что может проявлять себя страшными преступлениями. Авторы статьи полагают, что ограничения на оборот оружия в изоляции от других мер не могут стать эффективным инструментом блокировки деструктивной культуры скулшутинга. Необходимо модернизировать ценностную систему сферы образования, что особенно важно в условиях тех геополитических вызовов, с которыми в последние месяцы столкнулась наша страна. В организации деятельности системы образования следует исходить из того, что возможности использования обучающимися цифровых технологий, их материальное благополучие, наследуемый статус и престиж, внешность, уровень здоровья не должны играть определяющей роли в реализации миссии образования. В противном случае разбалансировка человеческих и экономических ценностей будет способствовать трансгрессии внутренних пределов личности и ее деструкции.

Ключевые слова: скулшутинг, трансгрессия, Предел, Другой, социальные и психологические факторы.

Изучалась роль модели психического в развитии социально-эмоциональной компетентности (по оценкам учителей и родителей) у детей младшего школьного возраста, а именно 7–9 лет, что и было целью исследования. Для оценки уровня социально-эмоциональной компетентности детей учителями и родителями был разработан опросник, направленный на оценку распознавания и понимания эмоций; понимания ментальных состояний других людей и возможности использования их для прогнозирования поведения; понимания обмана, неверных мнений и недоразумений в социальных ситуациях; эмпатии, просоциального поведения, понимания морально-нравственных норм и правил; развития социально-коммуникативных навыков. Развитие модели психического оценивалось с помощью теста «Взгляд» («Reading the Mind in the Eyes») и теста «Распознавание недоразумений в социальных ситуациях» («Faux Pas Recognition Test»). В исследовании приняли участие 49 детей 7–9 лет (из них 21 девочка). При оценке социально-эмоциональной компетентности детей младшего школьного возраста взрослые больше опирались на такие навыки социального понимания, как распознавание эмоций и проявление эмпатии. Результаты исследования продемонстрировали различия оценок социально-эмоциональной компетентности в зависимости от успешности выполнения детьми тестов на модель психического. Были обнаружены также достоверные взаимосвязи между распознаванием детьми ментальных состояний по выражениям глаз и оценками взрослых. Небезинтересно, что достоверных взаимосвязей между проявлением понимания неверных мнений и оценками учителей социально-эмоциональной компетентности не было обнаружено, в отличие от оценок родителей. Интерпретация результатов предполагает возможное различие контекстов наблюдения поведения детей в среде сверстников (учителями) и в среде взрослых и сиблингов (родителями).

Ключевые слова: модель психического, социально-эмоциональная компетентность, социальное познание, понимание неверных мнений.

Эффективная оценка социально-эмоциональной компетентности детей и подростков важна не только для изучения индивидуальных и возрастных различий, но и для предупреждения поведенческих и эмоциональных трудностей и определения мишеней для педагогического воздействия. Разные способы оценки (самоотчет и внешняя оценка учителями, родителями, сверстниками) позволяют получить информацию о социально-эмоциональном развитии в разных социальных контекстах, однако не всегда обнаруживают связность, так как каждый из информантов имеет свой опыт наблюдения за теми или иными характеристиками детей. В настоящем исследовании социально-эмоциональная компетентность старших подростков рассматривается на примере эмоционального интеллекта, измеренного методом самоотчета, и внешней оценки школьным учителем разных форм социального поведения. Ставится вопрос соответствия оценок учеников и таковых учителей. Выборку исследования составили 42 подростка 14–16 лет и два учителя классов, в которых респонденты проходили обучение. Подростки заполняли опросник ЭмИн, направленный на оценку представлений респондентов о своем эмоциональном интеллекте. Учителя заполняли анкету, включающую оценку пяти разных аспектов социально-эмоционального развития, в том числе понимание эмоций и возможности использования их для прогнозирования поведения, понимание социальных ситуаций, эмпатии, просоциального поведения, коммуникативных навыков и др. В результате анализа полученных данных показана фрагментарная согласованность оценок подростков и учителей. Корреляция была обнаружена только в оценке аспекта понимания эмоций. При этом анализ согласованности оценок внутри двух разных классов (и соответственно у разных учителей) выявил существенные различия, что актуализирует вопросы качества внешней оценки и подбора экспертов при проведении исследований. Полученные результаты подводят к необходимости постановки новых исследовательских вопросов, дальнейшего поиска внешних критериев социально-эмоциональной компетентности в подростковом возрасте и подбора адекватных способов их оценки.

Ключевые слова: социально-эмоциональная компетентность, эмоциональный интеллект, согласованность оценок, эмоциональная компетентность учителей, старший подростковый возраст.

Изучается специфика взаимосвязи уровня удовлетворенности учебной деятельностью с показателями смысловой сферы личности студентов в юношеском возрасте. Изменения, происходящие на этапе юности, затрагивают все сферы психики человека и приводят к значительной перестройке личности. Важным элементом является смысловая сфера личности. Основная цель человека на данном этапе заключается в приобретении им новой социальной роли, связанной с большей независимостью и самостоятельностью. Большое значение в данном процессе имеет овладение новой профессией, обеспечиваемое обучением в вузе. Это позволило сформулировать гипотезу исследования о наличии взаимосвязи между удовлетворенностью учебной деятельностью и смысловой сферой личности студентов. Исходя из поставленной задачи было проведено эмпирическое исследование, целью которого стало выявление и изучение взаимосвязей между показателями смысловой сферы личности и компонентами удовлетворенности учебной деятельностью студентов юношеского возраста. Выборка исследования состояла из 76 студентов I и II курсов в возрасте от 17 до 18 лет. По результатам корреляционного анализа были найдены статистически значимые взаимосвязи между всеми показателями, что подтвердило гипотезу исследования. Изучение специфики установленной взаимосвязи позволяет заключить, что показатели смысловой сферы, отражающие уровень целеустремленности испытуемых, их направленности в будущее, больше других сопряжены с уровнем удовлетворенности выбранной профессией. Показатели осмысленности прошлого и настоящего наиболее тесно коррелируют с компонентами, отвечающими за удовлетворенность воспитанием, отношениями с однокурсниками, а также бытом. Удовлетворенность учебой в значительной мере зависит от показателей осмысленности прошлого, настоящего и будущего в жизни испытуемых, что придает ей первостепенное значение. Показатели смысловой сферы испытуемых, отвечающие за управляемость собственной жизнью, сильнее других связаны с уровнем удовлетворенности бытовыми условиями. Полученные результаты могут быть использованы для оптимизации обучения в вузе на ранних курсах.

Ключевые слова: юность, смысловая сфера личности, обучение в вузе, удовлетворенность учебной деятельностью, локус контроля, студенты.

Проведен анализ влияния социальных сетей на современных подростков (N = 312). В качестве ведущего метода исследования использовался анкетный опрос школьников г. Москвы в возрасте 15–18 лет. Установлено, что 59,2 % подростков предпочитают проводить свой досуг в социальных сетях. При этом почти половина респондентов (42,7 %) могут быть классифицированы как «экстремальные интернет-пользователи». Большинством школьников вполне осознается «ненормальность» сложившегося положения: больше половины из них отметили, что тратят на пребывание в Интернете больше времени, чем планировали. При этом 57,2 % подростков иногда предпочитают социальные сети общению с близкими; 12,2 % делают это часто. Значительное время пребывания в социальных сетях более чем у 65 % опрошенных провоцирует возникновение конфликтов в семье, которые носят весьма острый характер. Для 57,2 % респондентов виртуальный мир представляется источником «хорошего настроения». Каждый второй подросток отмечает со стороны родителей «давление» и «негатив» относительно их частого пребывания в социальных сетях; каждый пятый — стал более скрытным в данном вопросе, старается, чтобы близкие не заметили его посещения социальных сетей. Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы: количество времени, проводимого большинством подростков в социальных сетях, превышает критические значения. Деструктивными последствиями данного положения становятся хронический недосып, конфликты в семье, замена реального общения виртуальным. Положение усугубляется незаметным для подростков негативным влиянием социальных сетей на их психику и жизнь в целом. Признавая наличие конфликтов семье, подростки не готовы отказаться от социальных сетей в сторону реального общения. Более того, для многих респондентов виртуальное общение становится неотъемлемым триггером хорошего психологического самочувствия.

Ключевые слова: социальные сети, интернет-пользователи, подростки, виртуальное общение, конфликты, деструктивные последствия, общеобразовательные учреждения, опрос.

 

Обсуждается проблема перспектив повышения информационной открытости системы социальной защиты и социального обслуживания в условиях цифровой трансформации через призму ее восприятия населением. Затронуты вопросы низкой информативности и недостаточной интерактивности официальных интернет-ресурсов подобной тематики, их непопулярности и, как следствие — низкой информированности населения о государственной социальной помощи и услугах социальных служб. На основе данных проведения опросов населения в Пермском крае показано, каковы ожидания граждан, уже получающих социальную поддержку, либо претендующих на ее получение и на социальные услуги, относительно внедрения новых цифровых технологий в этой сфере в ближайшем будущем. Показано, что граждане хотят обладать возможностью самостоятельно, с помощью интерактивных сервисов на официальных сайтах органов социальной защиты и учреждений социального обслуживания, подбирать подходящие для них льготы и социальные услуги, выбирать необходимую им социальную службу. Они хотели бы консультироваться онлайн, получать любые социальные услуги по желанию в дистанционном формате, записываться на прием в органы социальной защиты и в социальные службы через Интернет, там же критиковать и оценивать работу обслуживших их специалистов. Граждане надеются также пользоваться терминалами со справочной информацией о льготах и социальных услугах в общественных местах, получать листовки и буклеты о мерах социальной поддержки и социальных услугах, проходить бесплатное обучение по тематическим сайтам и мобильным приложениям, брать в аренду роботов-андроидов для надомного обслуживания пожилых и инвалидов, самостоятельно вносить информацию о себе в базу данных органов социальной защиты и учреждений социального обслуживания. Полученные результаты могут быть использованы в разработке государственной информационной политики по повышению эффективности цифровой трансформации социальной сферы.

Ключевые слова: цифровизация, социальные услуги, социальная защита, цифровые услуги, цифровые технологии, социальная сфера.

 

 

Представлены результаты исследования особенностей жизни пожилых людей в сельской местности во время пандемии COVID-19. Всего было собрано 20 интервью и 15 дневников наблюдений пожилыми людьми, проживающими в сельской местности в периферийных поселениях Республики Карелия. Изучаются особенности повседневной жизни пожилых людей — жителей сельской местности, в период пандемии COVID-19. В рамках исследования рассматриваются проблемы изолированности пожилых людей и анализируются особенности ее проявления у пожилых людей при проживании на отдаленной территории. В исследовании аккумулируются эффекты, которые создает социальное исключение этой категории людей из привычной жизни, а также возможные способы адаптации, которые минимизируют социальное исключение пожилых людей в селах. Статья вносит вклад в появляющиеся исследования по изучению особенностей старения в контексте вынужденной социальной исключенности, которые задает ситуация пандемии COVID-19. Использован тематический метод при анализе интервью и дневников наблюдений пожилых людей. Основными выводами являются выделение различных страхов, представленных в заключении, особенностей восприятия одинокого состояния, связанного с изменениями привычной повседневности из-за изоляции, а также ощущений, связанных с пониманием информантами своего тела как исключенного из прежней жизни и как невидимого в ограниченном пространстве, в котором происходит самоизоляция. Проанализировано также, как особенности ограничений, которые создает пандемия COVID-19 для пожилых людей, влияют на телесные ограничения и как самоизоляция и различные страхи связаны с телесными ограничениями пожилых людей.

Ключевые слова: COVID-19, пожилые люди, сельская местность, самоизоляция пожилых людей в сельской местности, страхи переживания самоизоляции.

Осуществляется социологическая интерпретация понятия «габитус спортсмена» через призму теории П. Бурдье с опорой на данные социологического исследования. Для описания габитуса спортсменов используются данные следующих социологических исследований: во-первых, интервьюирования спортсменов, обучающихся на факультете физической культуры и спорта ННГУ им. Н.И. Лобачевского (n = 74 чел., представляющие индивидуальные и командные виды спорта в процентном соотношении 50/50); во-вторых, вторичного анализа интервью матерей спортсменов высших достижений (n = 3 чел.); в-третьих, включенного наблюдения, осуществленного в ходе тренировочно-спортивного процесса с представителями следующих видов спорта: волейбол, баскетбол, хоккей, легкая атлетика, единоборства. Для анализа полученных данных в ходе интервьюирования студентов-спортсменов использован подход обоснованной теории, предложенный А. Страуссе и Д. Корбин, в ходе которого был применен метод «life histories» — анализ жизни спортсменов со слов их матерей, а также conversational analysis — анализ диалогов интервьюера и спортсменов. В ходе анализа данных (процедуры кодирования) были выявлены и описаны понятия: «траектории и этапы формирования спортивного габитуса», «социальные практики габитуса спортсмена», между которыми была зафиксирована плотная связь. Достоверность полученных результатов находится в пределах допустимого уровня, так как субъективные взгляды информантов выражены в тех индикаторах, которые свойственны их деятельности, приобретены в процессе интеграции в спортивное поле на протяжении 10 и более лет. Результатом этого стал высокий спортивный статус (кандидат мастера спорта, мастер спорта), что и явилось обоснованием их отбора для интервьюирования. Были выявлены особенности формирования габитуса спортсменов, его траектории и этапы формирования. В зависимости от этапа формирования габитуса в спортивном поле агент наделяется переходными спортивными габитусами, которые, аккумулируясь, позволяют индивиду приобрести габитус состоявшегося спортсмена. Габитус спортсмена синтезирует разнообразие социальных опытов агентов различных социальных полей, тем самым наделяя себя самобытностью реализации практик, характерных только для социального пространства спорта. В целом габитус спортсмена можно определить как систему приобретенных предрасположенностей, которые навязаны структурой социального поля спорта.

Ключевые слова: социальное поле спорта, спортсмен, габитус, траектории формирования габитуса спортсмена, этапы формирования габитуса спортсмена.